Создать сайт на a5.ru
Более 400 шаблонов
Простой редактор
Приступить к созданию
Сайт разработан на платформе www.a5.ru Создать сайт бесплатно
МАТЕРИАЛЫ ДОКЛАДОВ
Тайсина Эмилия Анваровна
Доктор философских наук, профессор.
Профессор Казанского государственного энергетического университета.

АРИСТОТЕЛЬ – СОЗДАТЕЛЬ ФИЛОСОФСКОГО «МЕГАЛИТА»

  Первое в истории европейской культуры и мышления синтетическое изложение канонического комплекса философских дисциплин в виде цельной системы было произведено Аристотелем. Этот «мегалит» включает онтологию, гносеологию, логику, лингвистику, семиотику и риторику. (Последняя нами в рамках данной статьи специально не рассматривается, так же, как этика и другие дисциплины, которые входят в данный комплекс).
Ключевые слова: онтология, гносеология, логика, лингвистика, семиотика.

 

  The first in the history of European culture and thought synthetic presentation of the complex of sciences and humanities as a whole philosophical system was made by Aristotle. This “megalith” includes ontology, epistemology, logic, linguistics, semiotics and rhetoric. (This last one we have not specifically addressed in this paper, as well as ethics and other disciplines that are part of the complex).
Key words: ontology, epistemology, logic, linguistics, semiotics.

 

СКАЧАТЬ ПОЛНЫЙ ТЕКСТ ДОКЛАДА

Данилов Евгений Сергеевич

Кандидат исторических наук.

Доцент Ярославского государственного университета  им. П.Г. Демидова.


ВЗГЛЯДЫ АРИСТОТЕЛЯ НА ПОЛИТИЧЕСКУЮ БЕЗОПАСНОСТЬ

 

В статье анализируется место понятия asphaleia в политическом учении Аристотеля. Обращается внимание на факторы, способствующие, по мнению философа, государственной стабильности. Проводятся смысловые параллели с концепциями безопасности других античных писателей. 

Ключевые слова: Аристотель, полис, безопасность.

 

 

The article examines the concept of asphaleia in the political doctrine of Aristotle. Author draws attention to the factors of state stability according to the philosopher, and study concepts of the security of other ancient writers.

Key words: Aristotle, polis, security.

 

 

 

 

СКАЧАТЬ ПОЛНЫЙ ТЕКСТ ДОКЛАДА

 

George Arabatzis
Associate Professor of Byzantine philosophy of the University of Athens, studied philosophy in Paris, France. Α Scholarship holder of the French Government, he obtained his Ph.D. with honors from the École de Hautes Études en Sciences Sociales and he made a post-doctoral research in the University of Torino, Italy, with a grant from the Italian Government.

ANNA COMNENA’S COMMENTATORS OF ARISTOTLE IN BYZANTIUM 

  The communication will focus on the Aristotelian commentaries of the Nicomachean Ethics that were sponsored by the princess and historian Anna Comnena (11th/12th  c.) after her fall in disgrace and her retirement in a monastery, following her attempt to conquer the Byzantine throne for her husband. The corpus is made of more ancient commentaries and in addition the original work of two scholar-philosophers of the time, Eustratios of Nicaea and Michael of Ephesus. Eustratios was the student of John Italos, a condemned philosopher of Normand origin. Michael of Ephesos is a more obscure figure; once considered a student and later a contemporary of Michael Psellos. Michael of Ephesos has produced an extended body of commentaries and scholia on Aristotelian works, more notably the biological and the political works that had not been discussed since late Antiquity. The evaluation of these commentaries has varied; for some, like Schleiermacher, these commentaries are very important for the history of philosophy while for other scholars are nothing more than simple compilations. The two Byzantine commentators thus present a considerable challenge for modern scholarship on these subjects.

Evangelos D. Protopapadakis
Assistant Professor of Applied Ethics
National and Kapodistrian University of Athens
Director of the UoA Applied Philosophy Research Laboratory
Head of the Greek Unit of the UNESCO Chair in Bioethics (Haifa).

DO KANTIAN AND UTILITARIAN ETHICS SHARE AN ARISTOTELIAN BACKBONE?

 Virtue ethics that originates with Aristotle today is still one of the major and most influential traditions in ethics, along with the Kantian and Utilitarian ones. Whereas the other two focus on the dutiful and the more utile option respectively, Aristotelian ethics instead are based upon the notion of virtue, to wit a character trait any moral agent is sufficient to develop. In this short lecture I will support the view that, although the moral perspective Aristotle suggested has indeed been rejected by Kantian no less than by Utilitarian ethics, both these traditions rest upon the rationalistic backbone of Aristotelian ethics.

Georgios Steiris
Assistant Professor of Medieval and Renaissance Philosophy
National and Kapodistrian University of Athens
General Secretary of the Greek Philosophical Society
 

 

PLATONIC AND ARISTOTELIAN MATHEMATICS IN THE ITALIAN RENAISSANCE

  This article presents and evaluates the philosophical debate between two major Renaissance Scholars, Georgios Trapezuntios (1395-1472) and Bessarion (1408-1472), as it focuses on the field of Platonic and Aristotelian mathematics and mathematical astronomy. The two philosophers have expressed, in their own way, Aristotelianism and Platonism respectively, vehemently conflicting to each other. The use of Platonic and Aristotelian mathematics and astronomy, as arguments in in a philosophical controversy, is quite original in the Western culture.

Шиян Тарас Александрович
Кандидат философских наук.
Доцент кафедры философии богословского факультета ПСТГУ,
доцент кафедры социологии управления философско-социологического факультета Института общественных наук РАНХиГС.

СЕМИОТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ФОРМАЛЬНОЙ ЛОГИКИ: ОБ УТОЧНЕНИИ НЕКОТОРЫХ НОВАЦИЙ АРИСТОТЕЛЯ

  Известно, что логика как наука возникает в работах Аристотеля. Это стало возможным благодаря нахождению (конструированию) такого способа обобщенного представления широкого класса высказываний (называемых нами атрибутивными), который обеспечивал инструментарий анализа и типизации рассуждений между ними. Сегодня мы говорим, что Аристотель научился выявлять и описывать логическую форму данных высказываний (и соответствующих рассуждений). Такое обобщенное представление (выделение логической формы) осуществляется путем замены терминов, образующих то или иное атрибутивное высказывание, буквами греческого алфавита. При этом считается, что мы знаем, какой именно термин скрывается за каждой буквой, хотя, в принципе, это может быть любой другой термин. Использование буквенных обозначений как характерная черта логики Аристотеля и его последователей понималось хорошо в античности, по крайней мере, в рамках платонистическо-аристотельянской традиции (так, Лукасевич в книге «Аристотелевская силлогистика с точки зрения современной формальной логики» приводит подборку сохранившихся фрагментов из работ Александра Афродисийского, Аммония Гермия и Иоанна Филопона, в которых тематизируется эта особенность логического учения перипатетиков).
С другой стороны, более тонкое понимание типа буквенных обозначений Аристотеля и, соответственно, его вклада в развитие формальной семиотики ускользает от историков логики и математики. Отчасти это связано, видимо, с традиционным для математиков неразличением собственно переменных и параметров (см., например, совместную статью И.Г. Башмаковой, А.Н. Колмогорова и А.П. Юшкевича «Знаки математические» в Мате­матическая энциклопедия / Под ред. И.М. Виноградова. В 4-х тт. (Т. 2. М., 1979) или (в сокращенном виде) «Математические знаки» в Математи­ческий энциклопедический словарь / Под ред. Ю. В. Прохорова (М., 1995)), а также и иных условных буквенных обозначений, приводит к известной путанице. Основываясь на вкладываемый в буквенные обозначения смысл и способы их функционирования, я различаю «неизвестные» (что где-то в Новое время трансформировалось в «переменные»), «параметры» и «условные имена». Благодаря их различению становится возможным уточнение того конкретного нововведения, которым мы обязаны Аристотелю. В предшествующей Аристотелю «математической» традиции использовались «неизвестные» (еще древневосточной логистике начала II тыс. до н.э.) и «условные имена» (в древнегреческой геометрии), но не использовались параметры. Тогда как буквенные обозначения «Первой Аналитики» относятся, на мой взгляд, именно к параметрам. В математике этот тип знаков входит в употребление только в Новое время благодаря трудам Виета (F. Viète. In artem analyticam isagoge. Tours, 1591) и Декарта ([Descartes R.]. La géométrie // [Descartes R.]. Discours de la methode. Leyde [Leyden], 1637; Cartes R. des. Geometria. Lugduni Batavorum [Leyden], 1649). То есть математика, вопреки мнению, высказанному, например, коллективом Бурбаки в «Очерках по истории математики» (М., 1963) («независимость ясно обнаруживается обозначением понятий или высказываний с помощью букв, что, возможно, было заимствовано Аристотелем у математиков», с. 12) вышла на такой уровень обобщения, какой мы наблюдаем в некоторых работах Аристотеля, только к первой половине XVII в.

Аванесов Сергей Сергеевич

Доктор философских наук, профессор.
Профессор Томского государственного педагогического университета

ЗРЕНИЕ И ЗНАНИЕ В ФИЛОСОФИИ АРИСТОТЕЛЯ

Теория знания у Аристотеля содержит явные оптические коннотации. Стремление к знанию уже в первой фразе «Метафизики» буквально высказано как стремление к идее (особой «видности») всего чувственно данного. Если же мы само знание изначально понимаем и выражаем как «у-зрение» сути, то ясно, что именно орган зрения с необходимостью должен занять доминирующее (или во всяком случае первое) место в нашей дескрипции всякого когнитивного акта как такового (Met. I 980 а 2127). При этом «образ и форма» вещи имеют прямое отношение к её сущности (Met. V 1017 b 23–25). Опыт знания формирует некое внутреннее «око души», с помощью которого мудрец усматривает самую суть происходящего, а также наилучшее в практической сфере (EN 1143 b 10–15). Тем самым Аристотель продолжает античную философскую традицию связывать знание со зрением (Гераклит, Парменид, Платон).

Ивентьев Сергей Иванович

Юрисконсульт ООО «ЮК Юмарк» 


ИСТИНА С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ЧЕТВЁРТОГО И ПЯТОГО ПОКОЛЕНИЙ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА

Автором описываются ценности, благодаря которым происходит духовно-нравственное объединение различных цивилизаций. В статье расматривается истина с позиции новых прав человека.   
Ключевые слова: Любовь, человек, истина, дух, душа, личность, ценности, права человека, поколения прав человека, право. 
 

The author describes the values that takes place the spiritual and moral integration of different civilizations. Input a word truth in the article from the perspective of new human rights.
Keywords: love, man, true, spirit, soul, personality, values, human rights, the generation of human rights, right.
 

СКАЧАТЬ ПОЛНЫЙ ТЕКСТ ДОКЛАДА

Мешков Игорь Михайлович 

Кандидат философских наук, доцент.
Гуманитарно-педагогическая академия (филиал) "Крымского федерального университета им. В.И. вернадского в г. Ялте

ОНТОЛОГИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА «УМНОЖЕНИЯ» ЦЕННОСТЕЙ (ПО АРГУМЕНТУ «ТРЕТЬЕГО ЧЕЛОВЕКА» АРИСТОТЕЛЯ) В ФИЛОСОФИИ НЕОКАНТИАНСТВА И ФЕНОМЕНОЛОГИИ Н. ГАРТМАНА.

Философия неокантианства в историко-философской перспективе внесла весомый вклад в развитии аксиологии, так как ценность была выведена в качестве философской категории. Фактически, неокантианцы пытались ответить на вопрос – что есть ценность? Для ответа на данный вопрос, необходимо было установить её сущность. Относительно представленной проблематики, Г. Лотце видел в сущности ценностей – цели, сопряжённые с чувством удовольствия. Соответственно, с точки зрения философа, цели могли быть относительными, и абсолютными, аналогично ценностям.
Относительную ценность представители философии неокантианства сводили к объекту или субъекту. Г. Коген выделял категорию достоинства, являющаяся «праценностью», которая не может быть «перечеканена», то есть, такая ценность сводилась к субъекту. И. Кон видел ценность в объекте, на который направлены акты субъекта. Абсолютная ценность сводилась к идеям, о чём утверждает Г. Риккерт, связывая её с «трансцендентальной значимостью».
Таким образом, философия неокантианства показывает структуру ценностей, состоящих из значений субъекта, объекта и идей. Получается, что каждая из ценностей сводилась к какой-либо выше приведённой категории, и соответственно, объективная, субъективная и идеальная ценности имели разные сущности. Неокантианцы, не найдя возможность установить точную сущность ценностей, тем самым, стали относить её к «миру идей» или к действительности, объективной и субъективной. В данном плане, прослеживается проблема «умножения ценностей», когда одна ценностная ориентация становится идеальной, а другая – относительной. 
Подобная проблематика «умножения» ценностей наиболее ярко прослеживается и в феноменологии Н. Гартмана, где он прямо отождествляет ценности по способу бытия с идеями Платона. С другой стороны, мыслитель констатирует следующий тезис – все цели диктуются ценностями, основаны на ценностях и производны от них. В результате Гартман приходит к выводу, что все субъективные цели – ценности . То есть, мыслитель, так же как и неокантианцы – выделяет абсолютную (идеальную) и относительную ценности. В качестве примера своей конструкции, Н. Гартман использует ценность альтруизма, где альтруизм может быть ценностью идеальной, со всеми её характеристиками, то есть она общая и вневременная, и как ценность реализации, которая разделяется на две категории: «альтруизм в сознании» (ценность в феноменах сознания), и «альтруизм в его практическом применении» (реализованная ценность). 
По мнению философа, «ценность имеет качество (определённость), оно же является идеальной сущностью, и природу ценности – это содержание или «материя» определённой ценности (отвечая на вопрос, что такое: польза, красота, альтруизм). Делая полезные и красивые вещи, совершая альтруистические поступки, человек сам создаёт природу этих ценностей, но не творит качества ценностей». По Гартману, реализация ценностей в процессах и результатах деятельности сама есть ценность, более того, в сущности всех ценностей заложено, что их осуществление само является ценным.
Исходя из выше сказанного, можно заключить, что если «ценность реализации» является уже другой ценностью, которая сопутствует, или дополняет ту, что реализуется, то, следует предположить, что «ценность реализации» – это уже другая ценность, и ей должно быть присуще и самостоятельное идеальное бытие? В таком случае, ощущается затруднение «умножения ценностей» (как идеальных сущностей), сходное с аргументом «третьего человека» Аристотеля. 
Проблема аргумента «третьего человека» Аристотеля присуща и концепциям неокантианства, где имеет место разделение на относительную и абсолютную ценности, где каждая из ценностных ориентаций имеет самостоятельное бытия, отличное от другой ценности.
 

Коробкина Елена Николаевна

Кандидат в члены Союза писателей России.

Член Южнорусского Союза Писателей.

 Руководитель литературной студии «Фаэзия».

ФЕНОМЕН БАЛКАНСКОЙ ХОРЫ: КОДЫ МАТРИЦЫ И "ПОГРАНИЧНЫЕ ЗОНЫ" ХОРОТОПА В 

СВЕТЕ КАТЕГОРИЙ ПРОСТРАНСТВА АРИСТОТЕЛЯ

Главной идеей статьи является анализ феномена балканской хоры: склонность хоротопа к «перемене мест» как основное свойство с точки зрения категорий пространства Аристотеля внутри системы идей балканского макроконтекста В.Н. Топорова; феномен «пограничных зон» как перекрестка  противоположностей (в фильме Тео Ангелопулоса «Взгляд Улисса»).
Ключевые слова: категории пространства, хора, топос, балканская хора, хоротоп, хоротопная матрица, коды хоротопа.

 

The main idea of the article is to analyze the phenomenon of the Balkan choirs: tendency of the choirtope to " change places " as a basic property of space from the perspective of Aristotle's categories in the system of the Balkan macrocontext ideas by V.N. Toporov; the phenomenon of " frontier zone " as a crossroad of opposites (in the movie by Theo Angelopoulos “Ulysses' look»).
Key words: category space, choir, topos, Balkan сhoir, choirtope, choirtope matrix, choirtope codes.

 

СКАЧАТЬ ПОЛНЫЙ ТЕКСТ ДОКЛАДА
 

 

Синицин Тихон Борисович 

Аспирант.
Гуманитарно-педагогическая академия (филиал) "Крымского федерального университета им. В.И. вернадского в г. Ялте

ВЛИЯНИЕ НАСЛЕДИЯ АРИСТОТЕЛЯ НА ВИЗАНТИЙСКУЮ МЫСЛЬ ЭПОХИ МАКЕДОНСКОГО ВОЗРОЖДЕНИЯ

В статье рассмотрены   наиболее значимые примеры влияния традиции Аристотеля на византийское наследие IX-XI веков, периода так называемого Македонского Ренессанса.  Философская мысль в Византии в эпоху господства Македонской династии  переживала ярко выраженный подъем.  С новой  силой возрождался интерес  к античности.  В рамках этого процесса особую роль играло осмысление наследия  Аристотеля. В условиях общего расцвета и укрепления империи появляется  ряд самобытных пассионарных мыслителей. Одновременно  в указанный период создаются лучшие греческие кодексы сочинений Аристотеля. Византийские мыслители создают комплекс оригинальных комментариев к античному первоисточнику. Авторитет традиции Аристотеля разнообразно  выявился  в разнообразной византийской литературе от трактатов императора Константина Багрянородного  до поэзии Иоанна Кириота.   Особое влияние наследия Аристотеля отразилось на творчестве таких мыслителей, как патриарх Фотий, Лев Философ, Арефа Кесарийский, Михаил Пселл.  


The article deals with the most significant examples of the influence of Aristotle on the Byzantine heritage IX-XI centuries, the period of the so-called Macedonian Renaissance. Philosophical thought in Byzantium in the epoch of the Macedonian dynasty experienced a pronounced upswing. With renewed vigor revived interest in antiquity. In this process, a special role was played by Aristotle's understanding of heritage. In the context of general prosperity and the strengthening of the Empire appears number of original passive thinkers. At the same time the best codes of Aristotle`s Greek works in this period are made. Byzantine thinkers create a complex of original comments to the ancient source. The authority of Aristotle`s tradition has come to light in various Byzantine literature from treatises of Emperor Constantine Porphyrogenitus to the poetry of John Kiriota. Special influence of Aristotelian heritage was reflected in the works of such thinkers as Patriarch Photios, Leo the Philosopher, Aref Caesarea, Michael Psellus.

 

Фрич Жан-Клод 

доктор международного права, дипломант Венской дипломатической академии, 
Иностранный член Крымской академии наук.
переводчик, на творческой работе.


РОМАН «ВЕЛИКИЙ СТАГИРИТ» АНАТОЛИЯ ДОМБРОВСКОГО В КОММЕНТАРИЯХ ФРАНЦУЗСКОГО ПЕРЕВОДЧИКА

Роман Анатолия Домбровского – это не просто повествование о жизни и творчестве Аристотеля, но, прежде всего, художническое полотно, воплотившее многочисленные искусные диалоги между Аристотелем и Платоном, Аристотелем и его друзьями, учениками, в частности, с одним из них – выдающимся Александром Македонским.
«Великий стагирит» - художественное и в то же время историко-философское  произведение, позволяющее познать сущность и логику Аристотелевой рассудочной мысли, теоретических положений, как с точки зрения методологии, так и истории философии, и, кроме того, определить его значение и место в современной философской мысли.
Ключевые слова. Герменевтический подход, аналитический подход, диалектический метод, орто-логический, сверхчувственный, интеллигибельный, система нравственности, экзотерика и эзотерика, классификация Андроника Родского: Благо, Истина, Добродетель.  
 


Beyond the life and the work of Aristotle treated by Anatolii Dombrovskii in the manner of a Historical-Philosophical Novel are also reported a great number of ( far from potential) dialogs between Aristotle and his master Plato, his friends and students ( among them Alexander of Macedonia). The reading of Dombrovskii’s novel allows to make enquiries into the essence of Aristotle’s thoughts in taking into account as well his methodology as the destiny of his thoughts in the history of philosophy and the place that can be assigned to them in the world of contemporary philosophical schools.
Key Words. Hermeneutic approach, analytic approach, ortho-logic, dialectical methodology, sensibility versus intelligibility, moral system, exoteric and esoteric sources, classification by Andronicos of Rhodes.  Righteousness, Truth, Virtue.

Казаков Михаил Михаилович

Доктор исторических наук, профессор.
Профессор Смоленского государственного  университета; профессор Смоленской православной духовной семинарии

АРИСТОТЕЛИЗМ И АНТИАРИСТОТЕЛИЗМ В ДОНИКЕЙСКОЙ ПАТРИСТИКЕ

В статье анализируется отношение христианских авторов доникейского периода к Аристотелю и его последователям. На основании изучения ссылок на Аристотеля в ранней христианской литературе можно констатировать, что интерес к нему имел тенденцию к нарастанию, хотя и уступал влиянию Платона. Несмотря на широкий спектр оценок наследия Аристотеля у христианских авторов его авторитет безусловно признавался, и вряд ли есть основания говорить об антиаристотелизме, как явлении в доникейской патристике.
Ключевые слова: Аристотель, перипатетики, Платон, доникейская патристика, раннее христианство, аристотелизм и антиаристотелизм.
 


The article analyses the attitude of the Ante-Nicaean Christian authors to Aristotle and his followers. Based on the study of references to Aristotle in early Christian literature, we can say that the interest in him had a tendency to rise, albeit inferior to the influence of Plato. Despite a wide range of evaluations of Aristotle’s heritage, the Christian authors certainly recognized his authority and there is little reason to talk about anti-Aristotelianism, as a phenomenon in the Ante-Nicaean Patristics.
Keywords: Aristotle, Peripatetic school, Plato, Ante-Nicaean Patristics, Early Christianity, Aristotelianism, anti-Aristotelianism.
 

 

Дементьева Вера Викторовна

Доктор исторических наук, профессор. 
Профессор  Ярославского государственного университета  им. П.Г. Демидова. Руководитель Научно-образовательного Центра антиковедения ЯрГУ.
ПРИНЦИП ЖЕРЕБЬЕВКИ КАК ОТРАЖЕНИЕ ПОЛИТИЧЕСКОГО ЭГАЛИТЕТА: ТЕОРИЯ АРИСТОТЕЛЯ И ТРАКТОВКИ 

СОВРЕМЕННОГО АНТИКОВЕДЕНИЯ
 

Аристотель, характеризуя в шестой книге «Политики» демократический строй и понимая его основывающимся на политическом равенстве, при перечислении институтов, инструментов и механизмов демократии называет метод жеребьевки как способ замещения должностей (Pol. 1317b. 17-1318a. 3). Формулируя отличительные признаки демократии, Аристотель выделяет свободу и возможность жить по своему усмотрению, добавляя (1317b 17), что последняя соединяется со свободой, в основе которой равенство: καὶ συμβάλλεται ταύτῃ πρὸς τὴν ἐλευθερίαν τὴν κατὰ τὸ ἴσον. Для Аристотеля демократия – как форма полисного устройства – связана с равенством в отношении к власти (отсутствие преимуществ в доступе к таковой, включая верховную, для неимущих и состоятельных, как это признается, отмечает философ, самими приверженцами народного правления – Pol. 1318a. 8-11). Греческий мыслитель связывает, следовательно, демократию и политический эгалитет, а то и другое вместе увязывает с бросанием жребия как способом избрания на должности, подчеркивая (Pol. 1317b.17-21), что к демократическим (δημοτικά) относятся следующие черты: ...τὸ αἱρεῖσθαι τὰς ἀρχὰς πάντας ἐκ πάντων, τὸ ἄρχειν πάντας μήν ἐκάστου ἕκαστον δʼ ἐν μέρει πάντων, τὸ κληρωτὰς εἶναι τὰς ἀρχὰς ἢ πάσας ἢ ὅσαι μὴ ἐμπειρίας δέονται καὶ τέχνης... («...все носители власти избираются из всех, все правят каждым, каждый – всеми в свою очередь, жребием занимаются или все, или те органы власти, для которых не нужно быть особенно сведущим и иметь знания...»). Затем он добавляет, что все должностные места при демократическом устройстве не должны быть пожизненными, а если ими оказываются вследствие прежних/древних изменений (ἐξ ἀρχαίας μεταβολῆς), то нужно лишить могущества их занимающих и добиться, чтобы таковыми были избранные по жребию (ἐξ αἱρετῶν κληρωτοὺς – Pol. 1318a. 3)...

 

СКАЧАТЬ ПОЛНЫЙ ТЕКСТ ДОКЛАДА

 

 

Anna Aravantinou 

Assistant Professor of  National and Kapodistrian University of Athens


NECESSITY  AND CHANCE   IN DEMOCRITUS’ COSMOLOGY

В настоящем исследовании мы попытаемся представить новый подход к широко обсуждаемой проблеме соотношения необходимости и спонтанности, рассматриваемой почти исключительно сквозь призму «космического вихря» Демокрита. Мы должны ограничить свой поиск в концептуальном отношении сферой работы Аристотеля «Физика». В книге «В» этой работы Аристотель соотносит свою точку зрения с мнениями своих предшественников. Тем не менее, в главе 4 этой книги есть сюжет о спонтанном происхождении мира, каковой сюжет, хотя и повторенный в аристотелевском «Корпусе», здесь является более подробным, и, кроме того, содержит важные различия, не будучи до сих пор объектом пристального внимания.
Ключевые слова: Аристотель, Демокрит; физика, необходимость, случайность (контингентность).

 

In the present study we shall attempt a new approach by looking through the much discussed problem of necessity and spontaneity, concerning exclusively the cosmic vortex of Democritus. As far as chance and spontaneity are concerned, we shall limit this search within Aristotle’s conceptual scope, and in particular in his work of Physics. In Book B of this work, Aristotle deals with this matter from the point of view of his predecessors. Yet in the chapter 4 of this Book, there is a passage on the spontaneous origin of the world, which, though repeated in the Aristotelian corpus, is more detailed than the others, and, furthermore, contains an important discrimination, not being so far an object of much attention. 
Key words: Aristotle; Democritus; Physics; necessity; chance (contingency)
 

СКАЧАТЬ ПОЛНЫЙ ТЕКСТ ДОКЛАДА

Шиян Анна Александровна

Кандидат философских наук, доцент.

Доцент Российского государственного гуманитарного университета

 

ПЛАТОНИСТИЧЕСКАЯ И АРИСТОТЕЛЬЯНСКАЯ ТЕНДЕНЦИИ В ФЕНОМЕНОЛОГИИ ГУССЕРЛЯ

Уже в 1-ом томе «Логических исследований» Гуссерль постулирует существование независимого вневременного идеального мира логических сущностей и закономерностей, то есть выступает представителем так называемого «платонизма» (в смысле конца XIX– начала XXв.). Но утверждение, что познание «сущностей» происходит только в сущностной интуиции (не являющейся, по Гуссерлю, опытом сознания), противоречит гуссерлевскому же тезису о доступности любых предметностей исключительно через опыт сознания. Гуссерль снимает это противоречие, повторяя аристотелевский ход с погружением «идей» вместо отдельного мира в окружающие нас предметы. Гуссерль утверждает, что сущности уже присутствуют в том опыте, в котором нам даны окружающие предметы, и для их усмотрения необходимо лишь перейти в особую установку. В докладе будут рассмотрены проблема статуса идеального мира в феноменологии, особенности феноменологического постижения сущностей и роль субъективности в формировании априорных закономерностей.

CORPUS ARISTOTELICUM 

В XXI ВЕКЕ

Всероссийский научный семинар, 
посвященный 2400-летию со дня рождения Аристотеля

ФГАОУ ВО «Крымский федеральный университет им. В.И. Вернадского»
Гуманитарно-педагогическая академия (филиал) в г. Ялте
Институт филологии, истории и искусств
Кафедра философии и социальных наук

 

ФГБОУ ВПО «Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова»
Научно-образовательный Центр антиковедения

Российская ассоциация антиковедов
Ярославское региональное отделение

 

 

 

Российское философское общество 
Региональная первичная организация

«Крымский философский клуб»
 

Дата проведения: 14-15 апреля 2016 г.
Место проведения: г. Ялта

National and Kapodistrian University of Athens

The UoA Applied Philosophy Research Laboratory

 

 

 


 

© О.К. Шевченко. 2015 г.
Все права защищены.